Таджикистан не обойдется без ЕАЭС
01.08.2017
Эксперт фонда «Евразийское содружество», доктор экономических наук, профессор ЮУрГУ Юлия Кузменко проанализировала мнения специалистов о прогнозах вступления Республики Таджикистан в ЕАЭС. Предлагаем Вашему вниманию ее оценку.
Руководство Таджикистана уже не первый год раздумывает над тем, становиться ли членом евразийского блока. Однако современные общественно-политические реалии таковы, что ответ может быть дан уже в ближайшие годы. Через 8 лет Таджикистан, несмотря на все сомнения, все-таки может стать членом Евразийского экономического союза, полагают эксперты.

Власти стран СНГ традиционно готовят долгосрочные экономические стратегии, прогнозируя, как будет развиваться государство в ближайшие 5-7 лет. Правительство старается предугадать финансовые риски и выбрать наиболее эффективные способы наполнить бюджет в худосочные кризисные годы.

Для многих стран на постсоветском пространстве этот прогноз зависит от взаимодействия или членства в ЕЭАС. Если говорить о Центральной Азии, то это в первую очередь касается двух членов Союза - Казахстана и Кыргызстана. Руководство обеих республик тщательно просчитывает, как изменится их экономическое положение в ЕАЭС в ближайшие годы, какую прибыль даст открытый торговый рынок и сколько денег принесут в казну трудовые мигранты, выезжающие на заработки за рубеж.

Но в то же время есть страны, которые до сих пор не решили, по пути ли им с Евразийским экономическим союзом. Речь идет, конечно же, о Таджикистане, где власти уже который год подсчитывают риски и выгоды от интеграции в ЕАЭС.

Заведующий сектором Центра постсоветских исследований Института экономики РАН Елена Кузьмина считает: «Таджикистану целесообразно быть внутри ЕЭАС, хотя бы из-за льгот по трудовой миграции, это один из главных плюсов для страны. Но, с моей точки зрения, здесь у элиты есть определенные сомнения, страх частично утратить свою независимость. Кроме того, власти Республики Таджикистан вынуждены согласовывать свои экономические решения с Китаем».

Действительно, роль китайских денег в таджикистанской экономике колоссальна. Достаточно сказать, что внешний товарооборот между двумя странами составляет 2,3 миллиарда, а 54% от объема всей продукции Таджикистана приходится именно на Китай.

Однако КНР – не только главный торговый партнер Душанбе. Он же является и крупнейший инвестором инфраструктурного развития страны, ему принадлежит львиная доля таджикистанского госдолга. Соответственно, влияние Поднебесной на принятие решений правительством Таджикистана огромно, и руководство страны, продумывая экономическую стратегию, всегда оглядывается на Пекин.

Но это не единственный фактор, которой препятствует вступлению Таджикистана в ЕАЭС. Экономисты Республики Таджикистан и, в частности, руководство Торгово-промышленной палаты, не раз подчеркивали, что, взвешивая все за и против, власти страны будут учитывать опыт своих региональных соседей, Кыргызстана и Казахстана.

И тут обнаруживается один спорный момент. Несомненным плюсом оказались льготы для иностранных рабочих из стран-членов ЕАЭС, когда граждане Кыргызстана, в меньшей степени – Казахстана, получили явное преимущество при трудоустройстве.

Вместе с тем, бизнес в этих странах оказался не совсем готов к конкуренции со стороны российских и белорусских предприятий, чьи товары сразу наводнили рынок.

Научный сотрудник Центра глобальных проблем МГИМО МИД России Елена Алексеенкова подчеркивает: «В Кыргызстане риски не просчитали как следует. В Казахстане также получилось, что страна открыта для экспорта, но не сумела увеличить импорт. Даже раздавались голоса, что правительство бросило национальный бизнес на произвол судьбы. Глядя на это, Республика Таджикистан более взвешенно подходит к вопросу и не спешит с решениями".

Тем не менее, эксперты полагают, что преимущества от вступления в ЕАЭС все-таки убедят руководство страны в необходимости стать членом экономического блока.

Во-первых, это все те же преимущества для мигрантов, чьи денежные переводы являются одним из главных источников наполнения государственной казны.

Во-вторых, проблемы безопасности на границах Таджикистана. В частности, свою роль может сыграть все возрастающая активность запрещенного в России Исламского государства, набирающего силу в соседнем Афганистане. Рассчитывать на стороннюю поддержку в борьбе с террористической угрозой намного проще, когда за спиной стоят сильные государства, заинтересованные в стабильности и безопасности внутреннего рынка своего экономического партнера.

На наш взгляд, к 2025 году Таджикистан вступит в ЕАЭС. Обращает на себя внимание тот факт, что для представителей силового блока страны вступление в Евразийский союз было бы очень удобным, так Таджикистан уже является членом военного блока ОДКБ.

В заключение отметим, что на сегодняшний день Таджикистан в той или иной мере развивает экономические контакты почти со всеми странами-членами ЕАЭС по отдельности – даже теми, кто находится вдали от Центрально-Азиатского региона. Так, в июне 2017 года президент Эмомали Рахмон прибыл с официальным визитом в Армению, где договорился с руководством закавказской республики об увеличении товарооборота и расширении внешнеполитических связей.